Inuyasha: предания эпохи Сэнгоку

Объявление

Время:
Солнечные часы, отмерявшие форумное время, остановились 4 года назад.
Погода (Сенгоку):
Безоблачно и довольно жарко, даже душно.
Погода и время (наши дни):
День. Тепло, но ветренно.

Хотите порулить Мастером игры? Обращайтесь к администрации.
События в нашем неканоне:
Самозарождение игры старой гвардии продолжается тут:
Старая гвардия снова в бою

Дракси и Сианар ведут вместе культурную беседу о России, о Заре и при этом кушают рыбу в локации Полянка у реки

В локации "Полянка в лесу - место для встреч, деловых переговоров и выпивки" встретились Нараку, Кагура, Кагоме, Харука и Санго. Главным вопросом стоит кто местный, кто не местный, и как с этим бороться.

Идёт первый игровой день после возраждения.

Важные страницы:

Правила Клуба

Правила Игры

Шаблон анкеты

Наш Фан-Клуб открыт для всех. Вступайте, дорогие друзья. Ведь у нас есть общий интерес, так почему бы нам не объединиться?!
У нас так же открыта Ролевая игра по аниме и манге Инуяша и Яшахиме! Гости, регистрируйтесь! Всех приглашаем к нам! Не пугайтесь, мы всех примем, и тут всё возможно! Многие роли свободны, и из за паралельных миров, с большой фантазией можно занять уже занятую роль!


Мы переехали вот отсюда http://inuyasha.forum24.ru/


Админы:
Дракси


Модераторы:
Санго

Ник для рекламы: Реклама

Пароль: 12345


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Inuyasha: предания эпохи Сэнгоку » Фанфики по Инуяше (и другим произведениям) » Человеческие чувства (осторожно, яой)


Человеческие чувства (осторожно, яой)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Автор: Хиса (Фэа)
Название: Человеческие чувства
Пейринг: Сещёмару/Инуяша
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance
Предупреждения:
1) Да, автор знает, что нц здесь было бы кстати. Но автор не пишет нц.
2) Фанфик весьма неполный - его надо было бы расписать, но меня не хватило.
3) ООС
События после всего второго сезона, до эпизода "три года спустя".
Еще не долетев до деревни, где теперь жила Рин, Сещёмару почуял что-то неладное. Запах страха слишком отчетливо витал над лесом Инуяши, чтобы не встревожить демона. И трескотня Джакена сейчас раздражала еще больше, заставляя беспокойство расти.
- Заткнись! – холодно бросил Сещёмару зеленому демону, тут же подчинившемуся его воле.
Все это его хозяину определенно не нравилось…
Опустившись перед домом Каэдэ, Сещёмару без церемоний поднял деревянную штору, служившую дверью. Беспокойство было слишком сильно, чтобы, как обычно, послать за Рин Джакена из нежелания приближаться к человеческому жилищу.
По тому, как напряженно и тихо сидели в доме у очага Рин и старая женщина, было ясно, что что-то все же случилось. Но не с Рин, и от этого Сещёмару несколько успокоился.
- Сещёмару-сама! – радостно завопила девочка, наконец увидев золотоглазого демона, и бросилась к нему.
Только сейчас Сещёмару понял, что на самом деле скучал по ней. Ему нелегко далось решение оставить Рин в деревне. Демон опустился на одно колено и позволил себе крепко обнять девочку, случайно пощекотавшую его лицо своим смешным хвостиком.
- Джакен-сама! – оторвалась от Сещёмару Рин и обняла его слугу. – Как я соскучилась!
- Глупый человеческий детеныш, задушишь ведь! – растроганно запричитал Джакен.
- Вовремя ты, - проговорила Каэдэ, подходя к уже поднявшемуся на ноги Сещёмару.
Демон прищурился, ожидая объяснений.
- С Инуяшей беда, - вздохнула старая женщина. – Совсем обезумел, чуть что – демоном оборачивается. Сейчас в лес ушел, но, если обезумеет совсем, боюсь, вернется и всех здесь перебьет.
- Инуяша-сама был такой странный… - грустно промолвила девочка. Она не боялась демонов – слишком привыкла к ним. Скорее, в ее голосе звучали искренняя печаль и тревога. И если на всех остальных Сещёмару было плевать, то Рин являлась тем единственным существом, ради которого демон готов был сделать очень много. Так много, что порой это удивляло его самого.
- Его должен сдерживать Тэссайга, разве нет? – холодно спросил Сещёмару.
- Здесь был Тотосай-сама, - заговорила Рин, прежде чем Каэдэ успела сказать хоть слово. – Он сказал, что случилось что-то такое, что Тэссайга уже не помогает. И сказал ждать Вас, что, может, Вы сможете помочь. Вы же поможете Инуяше-сама, правда? – полными наивной надежды глазами посмотрела на демона девочка.
Сещёмару мысленно вздохнул. Он предпочел бы просто забрать ее отсюда и оставить Инуяшу вместе с его проблемами. Он почти не представлял, что, по сути, от него требуется. И уж точно у него не было желания в очередной раз помогать надоедливому полудемону. Но почему-то то, что в глазах Рин уйти сейчас будет неправильным, останавливало. Останавливало ее искреннее желание помочь Инуяше. Как ни странно, но Сещёмару чувствовал, что не может ей отказать. Что почти боится разочаровать ее.
Демон обреченно кивнул.
- Вы самый добрый на свете, Сещёмару-сама! Я знала! – просияла Рин. В ее понимании слова Сещёмару означали, что теперь все будет хорошо.
- Но ты останешься здесь с Джакеном, - непререкаемым тоном произнес ее воспитатель.
- А надолго? – чуть погрустнев, спросила девочка.
Демон лишь хмыкнул, погладив Рин по волосам на прощание и развернувшись, чтобы уйти.
- Я буду ждать, Сещёмару-сама! – с улыбкой сказала девочка ему в след.
***
Сещёмару летел над лесом туда, где запах Инуяши был отчетливее, мысленно проклиная себя, этого глупого полудемона, их отца и все остальное, что он только мог вспомнить в данный момент. Возиться с младшим братом было… унизительно во всех смыслах. Однако, выбора, как демон и сам понимал, у него уже просто не было.
Судя по запаху, Инуяша был уже совсем близко, и все отчетливее демон ощущал и запах страха. «Глупый слабый полукровка» - раздраженно подумал Сещёмару, опустившись на землю и продолжая путь пешком. Долго идти не пришлось – лишь через несколько шагов он подошел к дереву, под которым нашел Инуяшу, стоявшего опершись спиной о ствол и взглянувшего на старшего брата полными страха и отчаяния глазами.
- Сещёмару… Уходи, - тихо проговорил ханьо, сжимая кулаки.
- Ты так беспомощен, что и с собой не можешь справиться? – холодно и требовательно спросил демон.
- Уходи, пожалуйста… - едва ли не умоляюще ответил Инуяша, зажмурившись.
Сещёмару лишь подступил ближе, разгневанно сверкнув глазами:
- Кто ты, чтобы указывать мне? Ты лишь слабый полудемон.
Кулаки Инуяши сжались сильнее, и с костяшек пальцев закапала кровь.
- Уйди… - явно с трудом выговорил ханьо.
- Ты думаешь, этого довольно? – тихо и угрожающе прорычал демон, подступая вплотную к младшему брату, взяв его за запястья и молниеносным движением заведя руки за голову Инуяши, крепко прижав их к стволу дерева, полыхающим от гнева взглядом поймав взгляд распахнувшихся от удивления глаз полудемона. – Я доверил тебе защищать Рин, а ты и с собой совладать не умеешь! Да как ты, глупый, слабый, жалкий полукровка, посмел предать меня? Как ты смеешь сейчас трусливо поджимать хвост, расписываясь в своей никчемности?! Как ты смеешь скулить?! Ты ничтожество, Инуяша.
Сещёмару прекрасно осознавал, что провоцирует его. Он понял, как мог бы помочь справиться с этим… И, к собственному удивлению, смирился. Хотя всегда думал, что скорее лично убьет Инуяшу, чем пойдет на такое, сейчас мысль, что это будет очередным унижением по вине младшего брата, воспринималась скорее с горечью, чем с гневом. И все же… то, что можно было выплеснуть всю ярость на этого чертового полукровку, не могло не утешать.
Глаза ханьо наливались яростью и алым цветом, а на лице проступали фиолетовые полосы. Его затопило безумие. Инуяша зарычал, пытаясь вырваться, но старший брат держал его достаточно крепко, чтобы даже исступленно сопротивляющемуся и обезумевшему полудемону это не удавалось. Сещёмару с трудом удерживал его, и потому решил, что долго ждать нельзя. Он наклонился к полудемону и прижался к его губам своими, вылизывая и кусая, целуя, но со всей той яростью, что он испытывал. Прошла всего секунда, прежде чем демон почувствовал, как клыки младшего брата с той же страстью терзают его собственные губы, как, не имея другого выхода, его ярость нашла свое отражение в этом жесте. Их языки переплелись, продолжая вечную борьбу за главенство, за доминирование, за то, чтобы быть лучшим. Что бы ни случилось, эту битву Сещёмару никогда не согласится полностью проиграть.
Постепенно страсть поцелуя угасала, Инуяша переставал сопротивляться, все слабее становились его попытки высвободиться, и наконец, когда ханьо замер, Сещёмару оторвался от его губ и взглянул в глаза. Те снова стали золотистыми, но полудемон смотрел абсолютно растерянно и ошарашено. Нижняя губа была прокушена, и тонкий след крови шел от нее до подбородка.
- Ч-что это было?... – тихо спросил Инуяша, тяжело дыша.
- Поцелуй, - с убийственным спокойствием ответил Сещёмару, отпуская его.
- Ч-чего?! – совсем растерянно проговорил младший брат, касаясь своих губ кончиками пальцев, замерев на месте.
- Поцелуй, - все так же спокойно повторил демон.
Инуяша медленно покраснел, чуть вжавшись в ствол дерева:
- Я ничего не понимаю… Зачем? Почему я… нормальный? – нерешительно произнес он.
- Демоны – существа страсти, - Сещёмару смотрел серьезно и почти без презрения, что было невероятно необычным. Он действительно объяснял то, чего Инуяша не знал, и не больше того. – Ярость – лишь одна из ее граней, страсть к убийству. Но ты не можешь удовлетворить ее и, неизвестно, почему, не можешь подавить, поэтому она растет. И все же, твое безумие порождено страстью. Если утолить ее, оно уходит.
- То есть… теперь я… таким останусь? – склонил голову к плечу Инуяша.
- Ненадолго, - фыркнул его брат. – Не обольщайся. Это всего лишь поцелуй. И это не способ для тебя самому с собой справиться.
- Да нет его, этого способа! – рассерженно зарычал Инуяша. – Думаешь, я не пытался?! Это все бесполезно! Нет у меня сил, чтобы помешать себе стать демоном, нет их!
Крик души ханьо прервала пощечина. Тот прижал руку к щеке, все же прекратив истерику и чуть отступив под жестким холодным взглядом Сещёмару.
- Прекрати скулить, - равнодушно потребовал старший брат. – Что вдруг с тобой случилось, глупый полудемон?
- Не понимаешь? – устало, почти измученно смотрел Инуяша. – А ты сам, если бы Рин пропала, ничего не почувствовал?
Сещёмару задумчиво опустил взгляд, тихо хмыкнув, прислонившись спиной к стволу ближайшего дерева и скрестив руки на груди, размышляя. То, что чувствовал ханьо, действительно могло ослабить его, но демон довольно плохо представлял, что теперь делать. Если честно, почти не представлял вообще.
Инуяша подошел и опустился на землю у корней дерева, невольно закрывая глаза и изо всех сил стараясь не уснуть. Все это было… странно. Самым странным полудемону казалось, что брат все еще не убил его. Он подумал, что даже не сопротивлялся бы – ханьо понимал, что стал опасен, и сам не хотел никому причинить вреда. Он боялся, что наступит день, когда он уже не сможет очнуться от желания убивать. И, если Сещёмару хоть так прекратит все это – что ж… он не вправе возражать.
- Ты вымотан, - вдруг услышал он спокойный голос старшего брата.
- Мне снятся кошмары, - тихо ответил ханьо. – После них я просыпаюсь уже демоном, потому и стараюсь не спать.
- Сам же еще больше ослабляешь себя, - холодно фыркнул демон.
- Сещёмару… меня и без того раздирает на части, - совсем несвойственно ему горько усмехнулся Инуяша. – Больше или меньше, уже не важно.
- Я же сказал тебе не скулить, - тихо отозвался старший брат немного странным тоном. – Можешь поспать, пока я здесь. Если ты станешь демоном, я тебя успокою.
Полудемон удивленно и вопросительно посмотрел на него, но не дождался больше ни одного слова. И, решив, что разберется с внезапной добротой Сещёмару позже, устроился у корней и провалился в тяжелый сон.
***
Кажется, не прошло и часа, как Инуяша заметался во сне. Сещёмару обреченно вздохнул. Он так и не смог понять, как он мог бы действительно помочь младшему брату. Он не в состоянии вернуть полудемону возлюбленную и, разумеется, не мог бы ее заменить. И все же… он обещал Рин, что как-то сумеет помочь ханьо, и не мог не сдержать слова. Он опустился на землю и попытался встряхнуть и разбудить младшего брата, но тот спал слишком крепко. Сещёмару всмотрелся в его лицо, размышляя. Оно отнюдь не было спокойным. Даже сейчас Инуяше явно было больно. Он прикусил нижнюю губу и вновь прокусил ее, застонав во сне. Демон только вздохнул, наконец решившись и притянув его к себе на колени. «Ты хотел, чтобы я заботился о нем, отец. Ненавижу…»
***
Уже наступила ночь, но Инуяша все еще спал. Однако, после заката он все больше метался, словно пытаясь вырваться из рук брата, а на его щеках бледными намеками обозначились фиолетовые полосы. Во сне он уже стал демоном.
Сещёмару почуял момент пробуждения мгновенно – по тому лишь, как изменилось дыхание ханьо, и, не теряя времени, вновь поцеловал его. Губы и язык младшего брата шевельнулись и с не меньшей страстью ответили ему секундой позже. И вновь демон не выпускал его, пока Инуяша полностью не замер.
Золотые глаза полудемона с благодарностью и смущением смотрели на Сещёмару, а сам Инуяша неуверенно прильнул к нему.
- Почему ты взял меня на колени? – тихо спросил он.
Демон не ответил, лишь отведя взгляд. Ханьо тихо вздохнул – разобраться в том, что делает его брат, ему, похоже, никогда не удастся. Впрочем, сейчас это было не столь уж важно. Важнее казалось то, что хоть кто-то сейчас рядом… И что рядом с ним не надо бояться его убить.
- Сещёмару… спасибо… - тихо прошептал Инуяша.
Старший брат кивнул, осторожно, едва заметно погладив его по волосам, отчего ханьо, несмотря ни на что, улыбнулся.
- Надо же, когда-то я о таком мечтал.
- То есть? – чуть удивленно хмыкнул демон.
- Я в детстве безумно хотел, чтобы ты любил меня, - дернул ушами Инуяша. – Помню, когда я тебя, такого величественного, в первый раз увидел, подумал, что мой брат самый замечательный на свете.
- Не говори как Рин, - едва заметно вздохнул Сещёмару.
- А то пожалеешь о том, что ты этого не заметил? – грустно улыбнулся полудемон.
Старший брат резко отвернулся, впрочем, подсказав Инуяше этим верный ответ. А еще подсказав, что нужно замолкнуть, пока Сещёмару не решил, что он слишком добрый.
Молчание все длилось и длилось, казалось, сам воздух становится гуще и все тише. И без разговоров обоим было достаточно непривычно. Через пару часов у Инуяши вновь стали слипаться глаза. Он, в отличие от старшего брата, не мог столько сидеть и предаваться собственным мыслям – думать ханьо уже просто устал.
- Сещёмару… А ты надолго со мной? – почти прошептал Инуяша.
- Я не знаю, - почти неслышно ответил демон.
- А от чего это зависит? – все так же тихо и осторожно.
- От того, пойму ли я, что с тобой делать, - задумчиво взглянул на младшего брата Сещёмару.
- Но ты же как-то понял про… страсть, - чуть смутился ханьо.
- Я это знал, - тихо возразил Сещёмару. – Это разные вещи.
- Знал? Откуда? – Инуяша даже слегка проснулся, с интересом глядя в золотые глаза, почти такие, как у него самого.
- Отец рассказывал, - чуть отвел взгляд демон. – Говорил, что испытывать слишком сильные чувства – это семейная черта. Поэтому я знал, как тебя успокоить.
Инуяша на секунду замер, обдумывая, что ему кажется подозрительным в этих словах. Затем широко распахнул глаза и залился ярким румянцем:
- Ты что… целовался… вот так… с отцом?! – едва не завопил он. – Это… это же…
Сещёмару лишь чуть заметно усмехнулся, глядя на полудемона со своим обычным убийственным спокойствием, чуть насмешливо ответив:
- Стыд – это дурная человеческая привычка. Прекрати краснеть, как девушка.
- Чего?! – возмутился ханьо. – Ты… Ты… Сволочь ты, Сещёмару! – скрестил руки на груди Инуяша и отвернулся, однако, с колен не слез, даже прижался крепче.
Демон лишь в очередной раз мысленно обругал нелогичность младшего брата. И обругал его еще раз, когда он через пять минут в этой же позе умудрился заснуть.
***
Сон Инуяши вновь был беспокойным. Фиолетовые полосы обозначились на лице четко и ярко, уши поминутно вздрагивали, а сам он даже пытался царапаться сквозь сон, упорно вырываясь из рук, обретая в этом все большую силу. Сещёмару ждал. Чем больше страсти он сумеет утолить сейчас, тем больше времени для Инуяши он сумеет выиграть. Демон грустно усмехнулся. Он никогда бы не мог подумать, что станет делать что-то подобное.
Алые глаза ханьо распахнулись, и он зарычал, дернувшись в крепкой хватке Сещёмару. Старший брат накрыл его губы своими, в третий раз повторяя поцелуй, но на сей раз это не успокоило Инуяшу – он все еще смотрел на него безумным взглядом демонических глаз.
- Значит, перестал себя сдерживать? – фыркнул Сещёмару. – Тогда перестану и я.
***
Инуяша медленно открыл глаза, думая, как же приятно просыпаться самим собой. Взгляд наткнулся на чью-то обнаженную грудь, плечи и наконец упал на совершенно спокойное лицо и чуть насмешливо рассматривающие ханьо золотые глаза, отчего полудемон зарделся и поспешно уткнулся брату в плечо лицом. События, предшествовавшие такому положению вещей, в голове всплывали смутно, но даже это заставляло щеки краснеть, а уши – нервно дергаться.
- Я же говорил, что стыд – лишь дурная человеческая привычка, - коснулся дыханием чувствительного ушка Сещёмару. – И тебя придется от нее отучить.
- Почему это? – все еще смущенно пробормотал Инуяша.
- Потому что теперь нечто подобное будет происходить с тобой довольно часто, - с едва заметными нотками насмешки и удовлетворения ответил старший брат.
- Ты… Хватит уже смущать! – возмутился ханьо. – Это разве нормально?!
- Полагаю, да, - прохладно отозвался демон.
- Черт с ним… Тебе виднее, - обреченно вздохнул Инуяша и вдруг довольно улыбнулся, поднимая глаза. – Но ведь это значит, что ты надолго со мной.
- Может, даже навсегда… - едва слышно ответил Сещёмару, признавая очередное поражение, но тут же обращая его своей победой: - Однако, ты должен поклясться, что никому больше не позволишь так прикоснуться к тебе.
- Это твоя цена за то, чтобы я наконец обрел старшего брата? – понимающе усмехнулся полудемон. – Что ж, я клянусь, что никогда не посмею предать тебя, Сещёмару.

0

2

Вай как романтично. я бы хотела чтоб так  http://s52.radikal.ru/i135/0901/6b/a5247508124d.gif   http://s54.radikal.ru/i143/0901/94/953c34a5e337.gif  было на самом деле.....

0


Вы здесь » Inuyasha: предания эпохи Сэнгоку » Фанфики по Инуяше (и другим произведениям) » Человеческие чувства (осторожно, яой)


Создать форум. Создать магазин